http://forkredit.com/ | | |

Двенадцать Слов о Чернобоге и Белобоге

Больше
3 нед. 4 дн. назад - 3 нед. 4 дн. назад #156 от AD


ЧЕРНОБОГ И БЕЛОБОГ:
Два Лика Единого
(Двенадцать Слов о Чернобоге и Белобоге)


Сказывают, будто в Начале Времён
- егда Род как Сам ещё не сотворил Всемирье из Себя,
- егда ещё не наполнил Он его Духом Своим, единя сотворённую Множественность,
- егда не было ещё Земли и Неба,
- егда и Сам Род не был Родом,
- бо не было того, кто смог бы Его тако наречь,
- тогда одна Часть Его (иже люди Вещие после нарекут Десницей Рода)
- устремилась в одну сторону (иже после нарекут «Верхом»),
- а другая Часть Его (рекомая ныне Шуйца Рода)
- устремилась в другую, ПРОТИВОПОЛОЖНУЮ сторону (кою после нарекут «Низом»).
Тако сущи стали два Великих Начала, два Лика, две Стороны Единого и Все-Сущего Рода Вседержителя – Белобог и Чернобог.
И с тех пор ВСЁ во Всемирьи бытует от Их ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ…


Слово первое

Сведущим людям вестимо, что все деяния, творимые человеком на Белом Свете, имеют своим корнем два основных стремления: стремление к сохранению и стремление к приобретению (приобретение же с философской точки зрения есть ни что иное, как изменение, и о том также особо скажем ниже – прим. Ставр). Эти два желания, два Лика Единого (две Стороны Бытия) ведут нас всю жизнь. Стремление к сохранению вещей, знаний, умений, стремление к сохранению самого себя и своего рода - это то, что необходимо и то, что присуще не только человеку, но и всякому иному животу, на Белом Свете сущему. Стремление же к Приобретению в высоком смысле (кое есть потребность не токмо в брюхо, но и в Дух богатеть) присуще лишь человеку, как Внуку Даждьбожьему.
Гармоничное сочетание двух этих стремлений в человеке и есть тот Лад Всемирья (Динамическая Гармония[1]), коий обрести многие тщатся, да не у всех выходит. Посему воистину неразрывны стремления сии, как «плюс» и «минус», как День и Ночь, как Лето и Зима, как Жизнь и Смерть, как Белобог и Чернобог…

Слово второе

Чернобог и Белобог – первые Сыны Рода и Высшие Лики Его. Проявляясь через Сути Чернобога и Белобога, Род Все-Сущий зачинает в Начале Времён творение из Ничего – Всего. С растворения Рода в Ликах Чернобога и Белобога зачинается Великое Коловращение во Всемирьи (да и САМО Всемирье тоже).
Чернобог есть олицетворённый Символ всего Тайного, По-Ту-Стороннего, Сокрытого, Непознанного. Он – Символ Неопределённости, Неизвестности, коя одних – страшит безмерно, других – манит собою, будит в них страсть к Познанию. Белобог же – олицетворение всего Явного, Определённого, Ясного, открытого каждому неискушённому взору. Он – Символ всего того, что уже известно, уже осознанно…

Слово третье: Триглав Родов, Исток

Ведают Мудрые Великий Триглав Родов: РОД – ЧЕРНОБОГ - БЕЛОБОГ.
Где Род как Сам есть Исток, а также Бытие, состоящее из Жизни (Белобог) и Смерти (Чернобог).
Из «Свитка Родова»: «Ведают Мудрые Сути Рода, растворяясь в коих, Он разворачивается во Времени и Пространстве.
Сути Рода есть:
Чернобог – Тьма,
Белобог – Свет.

Белобог – Дарующая Ипостась Рода.
Чернобог – Карающая Ипостась Рода.

Чернобог и Белобог, сливаясь воедино в Конце Времени, сотворят Рода как Самого, подобно тому, как Род распавшись на ДВЕ Части в Начале Времени породил Их.
Чернобог и Белобог, как Высшие Лики Рода, наполняют Время и Пространство Своими Сущностями.
Сущности их:
Белобог – Жизнь (в Яви)
Чернобог – Смерть (Бытие в Нави)
Белобог – День
Чернобог – Ночь
Белобог – Лето
Чернобог – Зима
Белобог – Покой
Чернобог – Движенье
Белобог – Неизменность
Чернобог – Изменение

Чернобог и Белобог, наполняющие Время и Пространство Своими Сущностями, творят Великое Коловращение, Коловорот Сил во Всемирьи.
Коловорот Сил есть Движение: Смена Дня – Ночью, Лета – Зимой, Жизни – Смертью.
Коловорот Сил есть також и Процесс Перевоплощения, Возрождения в новом Качестве через Умирание качеств старых»
От сего Великого Триглава бытуют Жива (Жизнь, Явь) и Мара (Смерть, Навь), единые в Ладе, а также Доля и Недоля, единые Макошью.

Слово четвёртое. Разделённость

Род как Сам есть Первоначало, от коего во Всемирьи сущи две Верви Боговы: Вервь Белобога – Светлые Боги, Боги Яви, Воля Коих начинает своё Проявление весною и полностью воплощается летом.
Вервь Чернобога – Тёмные Боги, Боги Нави, проявляющие Свою Волю осенью и безраздельно царствующие хладной зимой. И в том – Разделённость.

Слово пятое. Единство

Вервь Чернобога (Воля Нави) и Вервь Белобога (Воля Яви), Творческим Взаимодействием промеж себя творит Правь (Лад Всемирья), уравновешивающую, ЕДИНЯЩУЮ промеж себя Явь и Навь и не дозволяя беспорядочного их смешения.
Подобно тому, как Род Все-Сущий, растворяясь во Всемирьи и Всебожье, наполняет оные Духом Своим, також и Белый и Чёрный Боги, являясь Высшими Ликами Рода, наполняют Волею своей Всебожье и Всемирье Родово. Потому и сущи в своём извечном Единстве таковые, на первый взгляд, противоположности, как Жива (Жизнь) и Мара (Смерть), как Доля и Недоля, кои есть Две Стороны Всеединого Бытия. И в том – Единство.

Слово шестое: Световид и Велес

Во Всебожье Родовом олицетворением Воли Белобога может мыслиться Световид, коий, согласно Древним Сказам, по ночам бьется с Духами Нави, кои проникают в Явь. Особо надобно заметить, что ежели другие Светлые Боги имеют истую Власть лишь в светлое время суток и в свой период Годового Коло, то Световид имеет Власть и ночью, и Зимой, во время господства Тёмных Богов. Потому Он – Страж, Страж ЭТОЙ СТОРОНЫ, ЭТОГО Мира - Яви, Белого Света, не дозволяющий Нави поглотить оный.
Олицетворением Чернобога может являться Велес, вернее, Тёмная Его Сторона (Велес Навий), как Хранитель Калинова Моста через реку Смородину, коя служит Границей, Пределом (Кромью) между Явью и Навью. Велес также имеет Власть во всех Мирах, в любое время суток и в любой период Годового Коло. Потому Он – Страж ТОГО МИРА, Страж ТОЙ Стороны - Нави, коий также, как и Световид, препятствует смешению Миров и вершит Ряд Всемирья, от веку Родом положенный.

Слово седьмое: Сотворение Всемирья, Взаимодействие

Древние Сказы гласят, что растворившись в Ликах Чёрного и Белого Богов, кои, во черёд свой, мыслятся
одними в образе сокола – чёрного и белого, другим – в образе лебедей таковых же, либо голубей, Род Все-Сущий сотворил Явь – Белый Свет:

Сели – впали два голубойци
Два голубойци на два дубойки
Почали себе раду радити
Раду радити и гукотати:
Яко мы маем свет основати?
Спустиме мы ся на дно до моря,
Вынесеме си дрибного писку,
Дрибного писку, синего каменьце –
Дрибный писочек посiеме ми
Ситий каменец подуеме ми
З дрибного писку – чорна землиця,
Студена водиця, зелена травиця
З синего каминьця – синьее небо,
Синьее небо, свiтле сонейко,
Свiтле сонейко, Ясен мiсячок,
Ясен мiсячок и всi звиздойки

Здесь явственно виден тот самый процесс Творческого Взаимодействия, о котором было сказано выше. И это характерно не только Русско-Славянскому Родноверию, но и всей Арийской (Индоевропейской) Традиции. Как пример приведём отрывок из Младшей Эдды. «И если из Нифльхейма шел холод и свирепая непогода, то близ Муспелльхейма всегда царили тепло и свет. И Мировая Бездна была там тиха, словно воздух в безветренный день. Когда ж повстречались иней и тёплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его Аургельмиром.» (Младшая Эдда; «Видение Гюльви»).
О том, что получилось в результате появления Имира, всем прекрасно известно:

Из мяса Имира
земля содеяна,
море – из крови его,
горы – из кости,
лес – из волосьев,
из черепа – свод небес.

Мир из ресниц его -
Мидгард сынам человечьим,
Сделали боги благие,
Из мозгов же его
Сотворили благие
Тучных туч облака

(Старшая Эдда
«Речи Гримнира»; 40- 41)

По сути, «аналогом» Сущности Чернобога здесь мыслится Нифльхейм, а Белобога, соответственно, Муспельхейм. Взаимодействие их даёт итогом Новую Жизнь. Примечательно, что по отдельности ни первая, ни вторая из этих Сущностей на это не способны…

Слово восьмое

Из вышеозначенного следует, что Белобог и Чернобог, не смотря на их непохожесть, не являются символом непримиримой вражды противоположностей, но являют Собой истое Воплощение Творческого Взаимодействия двух Сил, посредством коих Род разворачивается во Всемирьи, рождая, наполняя и
связывая воедино его Духом Своим. О том же рекут и древние источники. Гельмольд в своей «Славянской хронике» пишет: «Есть у славян удивительное заблуждение. А именно: во время пиров и возлияний они пускают вкруговую жертвенную чашу, произнося при этом, не скажу благословения, а скорее заклинания от имени богов, а именно, доброго бога и злого, считая, что все преуспеяния добрым, а все несчастья злым богом направляются. Поэтому злого бога они на своем языке называют дьяволом, или Чернобогом, то есть черным богом». Если не обращать внимания на сугубо христианскую, дуалистичную оценку наблюдателя (а как известно, всяк человек оценивает любое явление по своей личной мерке, потому и Гельмольд подходит со своей меркой к оному действу, именуя его «заблуждением» - прим. Ставр), ключевой момент здесь в том, что и Чернобог, и Белобог почитаются равноценно – «…заклинания от имени богов, а именно, доброго бога и злого…» Потому глубоко заблуждаются ныне те, кто по собственному незнанию переносят качества библейского Сатаны на Образ Чернобога, приписывая ему всё худое в этом мире (и, в конечном счёте, пытаясь свалить на кого-либо собственное несовершенство и неудачи – прим. Ставр). «Проклинать» Чернобога – всё одно, что проклинать Ночь, Зиму, всё одно, что проклинать свою же «тёмную сторону» (особо скажу, что не «плохую», а именно Тёмную, Внутреннюю), коя непременно есть у каждого.
Чернобог - Тёмный Лик Рода, Его Иная Сторона, олицетворённая Навь, представляющая собой такую же Часть Всемирья, Часть Прави, как и Явь. Верно и то, что Чернобог – это зримый Образ всякого изменения, всякого умирания – от физической смерти тела, до «умирания» всего старого, худого и отжившего в нас самих. Чернобог Своею Волей убивает в нас ненужное, освобождая место для Нового. Тем же, кто не живёт в ладу, чьё естество разрывается внутренними и внешними противоречиями, Чернобог не принесёт ничего, кроме разрушения в чистом виде…
Потому в каждом из нас, да и в каждом из Богов Родных есть Часть Чернобога - даже такой сугубо Светлый Лик Рода, как Даждьбог имеет свою Тёмную Сторону - бо Солнце не только для жизни потребно, Оно и посевы выжечь может. Задача же в том, чтобы Светлые и Тёмные стороны нашего естества находились в ладу, в гармонии между собой, ведь Лад Всемирья начинается с лада в каждом конкретном человеке.
Потому рекут и поныне родовичи, Стезёю Правды идущие да Предков с Богами чтущие таковые слова к Белобогу, обратившись лицом на восход либо на полдень (юг):

БЕЛОБОЖЕ БЕЛО-СВЕТЕ
МИРОКОЛЕ СВЕТЕ ДАРЕ
СТАНЕ ЯВЕ ДНЕСЕ ПРАВЕ
БЕЛО-СВЕТЕ СВЕТОЗАРЕ!
ГОЙ! СЛАВА!

Чернобога же величают, обратившись лицом на полночь (север):

ХОДАЙ ЧЕРНОБОЖЕ КОЛО ОКРУТЕ
ПОДАЙ ЧЕРНОБОЖЕ ИНОВОЙ СУТИ
ОТВЕДИ ГРОЗНЕ ИНОВУ СРЕЧУ
УМЕРТВИ СТРОЖЕ ТЯГОСТИ С ПЛЕЧЕЙ
А СТА ВЕЛИКИЙ В ОБЕРЕГ НОЩИ
А ДАЖДЬ ВО МРАЦЕ ПРОЗРЯЩИ ОЧИ!
ГОЙ!

Слово девятое: Развитие

Воплощения Родовы в Ликах Чернобога и Белобога вместе с их последующим Творческим Взаимодействием есть мыслимый образ Коловращения во Всемирьи, а также символ развития человека, потомка Родова на Белом Свете.
Суть развития есть взаимосвязанность трёх наипервейших действий.
Первое из них – приобретение новых, полезных для человека навыков либо качеств.
Второе – усвоение (сохранение) полезных навыков либо качеств (как вновь приобретённых, так и уже имеющихся).
Третье – избавление (уничтожение) как от вредных, так и просто от ненужных качеств.
Очерёдность же действий этих здесь дана условно, ибо сущность Всемирья такова, что всё новое приходит
на место старого, вытесняя старое (по другому - УНИЧТОЖАЯ его). Потому Сущности Чернобога (уничтожение) и Белобога (сохранение) бытуют в вечном чередовании, как чередуется День с Ночью, Лето с Зимой, Жизнь со Смертью, и нельзя сказать, что какая-то из Сущностей сих – «первая», а какая то – «вторая». Сие же и именуется Коловоротом Сил в коем наглядно отображено Действо Воли Чёрного и Белого Богов, бо уже первое из вышеприведённых действий – приобретение подразумевает собой ИЗМЕНЕНИЕ, ибо приобретая новые навыки или качества, человек неизбежно изменяется, становится ДРУГИМ – более мудрым, более сильным, более умелым, чем он же сам в прошлом.
В этом и есть действие Воли Чернобога, ибо одна из Сущностей его – изменение.
Второе действие – усвоение нового и сохранение как новых, так и уже имеющихся полезных качеств – проявление Воли Белобога, ибо Сущность Его – сохранение и неизменность.
Третье действие – избавление, уничтожение вредных для человека качеств есть всецело проявление Воли Чернобога, ибо Сущность Его – разрушение и уничтожение.
Особо скажем, что в самом процессе развития человека участвуют всё же не две, а три Силы. Третья же Сила, помимо воли Чернобога и Белобога, есть Воля самого человека. Ибо он наследует у Прародителей своих – Родных Богов – наиглавнейшие Дары, кои есть Воля, Дух и Разум. О том – малое отступление:
Старый Покон учит, что всё сущее во Всемирьи чувства свои имеет, хотя бы и не кажется иному «живым» с виду. Человек же, являясь частью Всемирья, обладает как чувствами, так и Разумом, имея не один, а два способа постижения Всемирья и развития своего в нём. На Белом Свете же человек Стезю свою торит сообразно разумению своему. И сообразно разумению же волен он САМ выбирать, какие качества и навыки полезны для него, а какие вредны. В сём открывается, во-первых - суть человека, как части Всемирья (во Яви – Природы), и во вторых – суть его как Личности, обладающей собственной Волей. Ведь и Родные Боги – с одной стороны – Лики Рода (и часть Всемирья), а с другой стороны – Личности как таковые.
Говоря о развитии, необходимо отличать понятие развития как такового от понятия изменения. Ибо изменение может быть как к добру, так и к худу, и является Проявлением Воли одного лишь Чернобога. Развитие же подразумевает собой изменение именно к добру, и есть проявление СОВМЕСТНОГО ДЕЙСТВА Воли Чернобога и Белобога.

Слово десятое: Древние Сказы

Сказ про кузнеца
Сказывают, будто жил во времена незапамятные один кузнец. Как и положено, во кузне, в надлежащем месте стоял у него Чур Белобогу. И пошёл кузней тот как то на Капище Чернобога, увидел там Чернобогов Чур, да и решил малое подобие его у себя во кузне установить. Сказано – сделано. С той поры всякий раз пред тем, как возгнетать в горне Огонь, клал кузнец исправно Требу не только Белобогу, но и Чернобогу. И ладно да справно жил кузнец, однако – всему свой Срок. Пришёл Срок и кузнецу, потому отправился он в Иной Мир – ко Предкам своим да Богам Родным. Кузнечное дело же продолжил его сын. И был он менее прозорлив, чем отец его, потому всякий раз пред началом работы клал он Требу только Белобогу. Чернобогу же – плюнет раз-другой на требник, думая, что тем большее Благо от Белобога заслужит – и дело с концом!..
Долго-ли, коротко продолжалось непотребство сие, однако сказывают, будто пришёл как то к тому кузнецу добрый молодец, да и говорит: «Здравия, кузнец! А не возьмёшь ли ты меня в выученики себе, подмастерьем? Буду тебе меха раздувать, уголья таскать, да ещё какую скажешь работу исполнять...» Кузнец же обрадовался тому, и отвечает: «Отчего же не взять? Возьму! Две руки – оно хорошо, а четыре – завсегда лучше». И стал добрый молодец кузнечное дело на диво быстро постигать. Времени прошло – всего ничего, а глядь – он уж и лучше самого кузнеца работу правит. Кузнецу же, кажись, только того и надо – иной раз и в кузню то не заходит днями – молодой и один управится!
И вот, как раз в один из таких дней, егда не было во кузне хозяина, видит добрый молодец – идёт мимо кузни старуха старая. Вышел он, да и давай зазывать: «Добры люди, милости просим в кузню нашу! Здесь дива дивные сотворяются – старые в молодых обращаются!» Старуха враз к нему – не брешешь ли, мол?...
- Как есть правда! Коли не было б, так и молчал бы!
И восхотелось старухе вновь молодость обрести. Согласилась она на чудо сие; оно и немудрено – не всякому выпадает такое – Коло Жизни своей вспять повернуть да годы молодые возвратить.
И схватил её добрый молодец за ноги, закинул в горн горящий, да и сжёг всю дочиста, токмо косточки и
остались. После поворошил он те кости, вынул их из горна да закинул в кадку с молоком – глядь, времени малым-мало прошло – выходит из кадки той старуха – не старуха, молода да красива!
Пришла она ко старику своему – а тот и не узнаёт её. Она ему: «Чего, старый, глаза-то выпучил? Не вишь – я молода да статна, а ты как и был – старик старый. Не пара мы, как есть – не пара. Сейчас поезжай к кузнецу, пущай он и тебя в молодого перекуёт. Иначе и знать тебя не хочу!»
Делать нечего, собрался старик, взял шалыгу подорожную, да и к кузнецу. Оно и дело – видано ли, чудо-то какое чудное, диво дивное – враз старого на молодого перековать!
В сию же пору пришёл кузнец во кузню свою – глядь, а выученика то и нет как нет. Поискал, поспрашивал, плюнул на это дело, да и принялся за работу как и раньше – в одиночку. Тут и старик поспевает, да с порога кузнецу: «Перекуй меня, мол, на молодого!» Кузней так и сел: «Ты в уме ли, старый? Где ж то видано, чтоб такое деялось?» Старик: «Старуху мою перековал – перекуй и меня!» Пуще прежнего удивился кузнец: «Я, мол, старухи твоей и в глаза то не видывал!» Старик за клюку, да и к кузнецу: «Я вот сейчас тебя шалыгой то попотчую, так и враз вспомнишь!» Кузнец и вовсе чего думать не знает – не видал, мол, старухи твоей, и всё тут.
- ты не видал, выученик твой видал!
Кто его кузнечному делу обучал? Не ты ли? А ну давай перековывай, не то я за себя не в ответе!
Делать нечего, согласился кузнец старика перековать, только просил обождать чуток. А сам тем временем порасспросил потихоньку у бывшей старухи стариковой – как и что выученик его делал, и думает: стану тоже самое делать – Боги дадут, добро и выйдет.
Возложил, как обычно, кузнец Требу Белобогу о добром исходе дела, плюнул по привычке на Чернобогов требник, повелел старику раздеваться, опосля чего сунул его в горн, и ну давай меха раздувать. Только косточки от старика и остались. Поворошил он кости те, вынул, побросал их в кадку с молоком, и давай ждать – когда же оттудова заместо старика добрый молодец выскочит. А его всё нет как нет. Глянул кузнец в кадку – а там только кости обгорелые плавают…
…и зрели на то Светлые Боги из Ирия, и поначалу хотел Сварог, Покровитель всякого ремесла, в особенности же – кузнечного дела, пособить чем-либо кузнецу, да после рассудил: «Поделом Чёрный Бог кузнеца проучает, негоже се – на кого-либо из Родных Богов хулу понапрасну возводить!..» И оставил всё как есть…
Старикова жена же тем временем всполошилась – нету мужа давно уж, ни молодого, ни старого. К кузнецу приходит да вопрошает: «Где, мол, старик мой помолодевший?» Кузнец в ответ только руками разводит – «не оживает, и всё тут». Жена в голос – виданное ли дело, мужика посередь бела дня извели! Потащила кузнеца на княжий двор; так, мол, и так, княже и вы, люди добрые, изжёг кузнец-лиходей мужа моего, за то и судите его по Правде, по Ряду Русскому. Известное дело – с душегубами на Руси разговор короток. Потащили кузнеца на расправу. Тут глядь – встречь их тот самый кузнецов подмастерье идёт, что старуху в молоду жену перековал и, хитро прищурившись, спрашивает у кузнеца – «Куда ведут тебя, хозяин?» Тот ему и обсказал всё как есть от начала и до конца. Отвечал на то добрый молодец: «Ай, и беда же у тебя, хозяин, ай и беда… Ну что, теперь то, чай, не будешь на Чернобогов требник плеваться, али как? Отец то твой, вон, помудрее да попрозорливее тебя был – и Белому, и Чёрному Богу почести справно воздавал. Оттого и жизнь прожил справную. Ты же почитай ежедневно Чёрного Бога хулил, за то и получай теперь…» Сказал – и исчез, как и не было…
Кузнеца же княжьи люди дальше поволокли. И только было хотели ему главу с плеч – смотрят, а бывший выученик кузнецов вместе со стариком помолодевшим идёт: «Не троньте, говорит, кузнеца. Нет вины на нём. Вот тебе, жена, муж твой». Отпустили тут кузнеца княжьи люди.
С тех пор кузнец всякий раз пред тем, как Огнь в горне затепливать, исправно и Белобогу, и Чернобогу почести воздавал да положенные Требы воскладал.
Муж да жена же те, старик со старухой бывшие, стали жить да поживать, Богов да Предков почитать.
…А толи Сам Чернобог принял облик того добра молодца, что к кузнецу в выученики напросился, то ли кто из Верви Его – нам ныне неведомо. Суть же сего сказа по всякому неизменна – худое дело, пусть даже сотворённое с самыми добрыми намереньями, завсегда худом же содеявшему и оборотится.

Комментарии к Сказу про кузнеца
Надобно добавить, что сей сказ имеет своё отображение и в Традиционной Славянской Обрядности. Ежли взглянуть на Годовое Коло, то через круг, прямо напротив Купалы, окажется Праздник Коляды – Рождение Нового Солнца. Весь комплекс Обрядовых действ, посвящённых этому важнейшему периоду Годового Круга, начинается 22-25 стуженя-декабря и продолжается до 6-го сеченя-января. В самую короткую ночь в году – с 24-го на 25-е сеченя, трением добывается «Новый Огнь», от которого возжигается «Бадняк» - дубовая колода едва ли не в человеческий рост, украшенная и обряжённая различными тряпицами и
лентами, «накормленная и напоенная» яствами и питием, которая непременно должна была гореть, не угасая, до окончания Велесовых Святок (6-го сеченя). Потому над нею день и ночь должны были «бдеть» особливые, поочерёдно сменяющие друг друга люди – ежли «Бадняк» зело разгорался, его надобно было поливать («поить») молоком, медами либо пивом, ежели начинал потухать – надобно было поддать жару. «Бадняк» являлся зримым олицетворением «Нового Солнца», потому по поверьям и потухший, и сгоревший раньше времени «Бадняк» предвещал наступление недоброго года.
Возвращаясь к Образу Кузнеца, «перековывающего старых на молодых» отметим, что именно во время Велесовых Святок исполнялась Обрядовая Мистерия – игра «В Кузнеца». Творилась она преимущественно в избе, но никак не под открытым Небом. Особо выбранный человек объявлял, что он будет «перековывать старых на молодых», после чего несколько ряженных «старыми» людей уходили под полог, сбрасывали там личины стариков, и выходили «молодыми». Суть здесь во всё том же «Прохождение через Навь», в Обновлении путём «умирания», бо путь Жизни всегда проходит через Смерть, путь к Свету – через Тьму, Путь к Яви – через Навь.
Навь - Символ, мыслимое олицетворение Неосознанного, Непонятого, Незримого, По-Ту-Стороннего – как Тот (Иной) Свет и его Тёмные Боги и, опрежь иного Чернобог – Чёрный Володетель Всемирья, Иная Сторона Все-Сущего Все-Держителя Рода, ввергающий в Свои Владения «стариков» и выпускающий их на Белый Свет молодыми...
К сему добавим, что по народным поверьям кузнецы часто представляются владеющими Колдовской Силой, наряду со знахарями, ворожеями и т.д.
Ещё одно наиважнейшее Действо, запечатлённое в вышеприведённом сказе о кузнеце – «Ворошение костей» в печи. Аль-Масуди, арабский автор X века, бывавший в Славянских землях, так описывает Храм Чернобога (по традиции тех времён, называющей всех Древних («языческих») Богов именами, заимствованными из греко-римской мифологии: «Другое здание было построено одним из их царей на чёрной горе (…) В нём они имели большого идола в виде человека (или: Сатурна), представленного в виде старика с палкой в руке, которой он двигает кости мертвецов из могил…». О том же и говорит сказ о кузнеце – но то не кузнец, то Сам Чёрный Бог в Кощном Царстве ворошит Мёртвое, Отжившее, обновляя его, подготавливая к Новой Жизни…

«СЛАВЛЮ
ЕДИНОГО РОДА ВСЕСУЩЕГО ВСЕДЕРЖИТЕЛЯ
НЕИЗРЕЧЕННОГО
ЯВИ И НАВИ СОЗДАТЕЛЯ
ПРАВИ ВЫШНЕЙ ДЕРЖАТЕЛЯ
ПЛОТИ КРОВИ И МОЩИ ЖИВЫ ВСЕЙ
ТВОРЦА И СОЗИЖДИТЕЛЯ
ЧТО ВО БЕЛБОГЕ СБЕРЕГАЕТ
ВО ЧЕРНОБОГЕ ВО ПРАХ СОКРУШАЕТ
ДАБЫ ВНОВЬ ВО СРОК СВОЙ
ИЗ ПРАХА ВОЗНЕСТЬ!»
(Велеслав; «Искон Веры-Веданья»)

Сказ о Доле, Недоле и Макоши
В народе рекут, будто жили когда то два брата - один работящий да умелый, второй же ленивый да беспутный. Тако и жили они, что всегда ленивому за счёт брата его работящего всё доставалось. Жили бы и дальше вместе столько, сколько каждому из них Вещий отмерил, да только однажды шибко призадумался работящий: «Эвон оно как выходит - я, почитай, денно и нощно тружусь, а братцу моему беспутному все считай даром достаётся!» Взял, да и стал отдельно жить. И всё бы не худо, да вот токмо с той самой поры, как ушёл он от братца беспутного, всё у него наперекосяк пошло - и жито не родится, и скотина переводится. Молил он Родных Богов, Велесу Богатому требы надлежащие клал - всё не впрок. Брат же его, даром что беспутным да ленивым слыл, день ото дня всё богатеет да богатеет.
До того дошло, что у работящего почитай что одни порты да рубаха штопанная и остались….
Идёт он как то, и видит диво дивное - во поле пасётся стадо знатное, а заместо пастуха сидит дева-краса и нить златую на веретене прядёт. Нить же выходит ладная да ровная. Подивился он такому чуду, да и спрашивает у девицы той: «Кто ты, краса-дева, да чье это стадо?»
И отвечает ему девица: «Стадо это твоего брата, я же - Доля его».
Ещё пуще прежнего удивившись, братец спрашивает у неё: «А моя же Доля где?»
«Где, молодец, твоя Доля - то мне неведомо. Знаю токмо наверняка, что не близко от тебя. Иди, поищи её».
Делать нечего, повесил братец на спину суму перемётную с харчами нехитрыми, взял в руки шалыгу подорожную, положил требы о хорошей дороге Родным Богам, да и пошёл куда глаза глядят - свою Долю искать, всё ведь едино хозяйство всё в полный разлад пришло.
Долго ли ходил он, коротко ли, то нам ныне неведомо. А только сказывают, что увидел он под деревом одним в лесу спящую старуху - седую да сгорбленную. В руках же она веретено держит, нитка же вся кривая, гнилая да неровная.
И выспрашивает он у старухи той: «Не знаешь, мол, где мне Долю мою найти?»
Та же, проснувшись, отвечает: «Знаю, мол, бо я - твоя Доля и есть, только зовут меня чаще Недолей».
Вознегодовав, добрый молодец и говорит: «Чтоб Перун тебя Громовой Стрелой убил, старая! Кто ж мне такую убогую дал?» Недоля и отвечает: «Знамо кто - Макошь, Хозяйка Судьбы. У Неё и спрашивай». Делать нечего, пошёл молодец дальше - Хозяйку Судьбы искать. Но ведают Мудрые, что истые Чертоги Боговы не каждому ведомы, но лишь немногим. Потому лишь Боги знают - сколько именно блуждал молодец, ходил дорогами прямоезжими, тропами перехожими, урманами топкими да полями бескрайними…
Уж отчаялся он Терем Макоши найти, да только повстречался ему как то в чаще лесной сед-бел старик - росту немалого, брада едва не до Земи свисает, на плечах шкура волохатая, в руках посох резной с навершием двурогим.
В пояс поклонился ему странник, да спрашивает: «Отче, покажи, Светлыми Именами Родных Богов заклинаю, где Терем Макоши находится?..»
Старец же в ответ ничего не сказав, лишь глазом повел - и тут же будто Земля затряслась, будто дерева вековые ходуном заходили, будто камни тяжкие языком человечьим заязычили! Молодца же оторопь взяла, стоит сам не свой, и вдруг, сам не поняв, как то случилось вдруг, очутился он в тереме дивном. Прямо пред собой зрит он женщину ладную - и не старую, и немолодую. Сидит она на резной скамье, в дланях веретено чудное держит. С веретена же того нитей видимо-невидимо расходится - какие златом блестят, какие серебром отливают, какие шерстью обычной с виду кажутся, а какие и будто вот-вот оборвутся от ветхости.
Дошло тут до путника, что пред ним и есть Сама Многомудрая Макошь - Великая Хозяйка Судеб живота всякого, во Яви сущего. И отбил он Ей земной поклон, и начал рассказывать о горе-злосчастии своём.
Выслушала его Макошь до конца, да речет в ответ: «Ты, мол, рождён был в недобрый час - в безлунную ночь, потому и Недоля тебя всюду преследует. Покуда ты с братом жил - его Доли на вас двоих доставало. Ныне же, ушедши от брата своего, Доля его с ним и осталась, тебя же Недолю с той поры по жизни ведёт…»
«Мати-Макоша! - речёт Ей путник - так как же быть мне теперь? Как Недолю свою избыть? Нешто и впрямь до смертного часа в бесприбытке маяться?»
Ответствует ему Макошь: «Ты вот что, возьми к себе дочь брата твоего - Гусляну. Бо Доля его и ей помогает. Егда же кто тебя спросит про добро твоё – «Чьё, мол, это?» - всякий раз ответствуй - "Не моё, Гуслянино!» - так свою Недолю усыпишь
Послушал молодец мудрого совета, и сделал всё так, как Мудрая Божиня сказала. И с той поры всё у него на лад пошло - и хозяйство справным стало, и прибыток в доме завсегда случался, и жито всякий раз колосисто да ядренисто урождалось.
Правда сказ сей, или нет - то нам ныне не ведомо. А токмо и по сию пору такое случается, что одному всё будто само собой в руки идёт, другой же и работы, по всему видно, не бежит, а всё одно прибытку не видит.
Бо тако Родом Все-Сущим от веку положено, что легко с Долей родится, да тяжко Недолю избыть.

Слово одиннадцатое: Зарод и Колород
Ведают ведающие, что Жизнь на Белом Свете есть вечная череда Изменений. Многажды за жизнь свою каждый человек переступает Порог, Грань, отделяющую его старого от него же нового. Однако во Все-Бытии (Бытии, не ограниченном только лишь рамками материального Мира) есть только два Изменения, наипаче иных для каждого человека важных. Это Белобог и Чернобог, Рождение и Смерть, Зарод и Колород, два Пути, единых в Главном, бо и в том, и в другом случае человек переступает через Кромь, через ту самую Грань, отделяющую (но не разделяющую) Миры, бо и То, и Другое – Части Все-Единого Все-Бога Рода.
И ведают ведающие, что сама Жизнь, сам Путь наш на Белом Свете – это лишь часть Пути нашего Духа в Извечном Коловороте Всемирья, Пути Духа, коий ВЕЧЕН, бо он есть Часть от Духа Родова, часть Самой Вечности. И ведают ведающие, что нет ни Смерти, не Жизни, что есть лишь Вечное Изменение, Жизнь же – Путь от Зарода до Колорода – лишь один из узелков на Бесконечной Верви Все-Бытия, лишь малая частица на одном из Витков Велесовой Спирали…
И вершится Великое Коловращение, ибо все Миры рождены из Единого Истока…
Слава Роду!
Слово двенадцатое: Даждьбог и Кощей, Жива и Мара
На примере одного из сказаний наглядно отображено взаимодействие Верви Белобога и Верви Чернобога, являющих Собой две стороны Единого Коловрата Всебожья.

Согласно Древним Сказам, порою осени златолистой Светлая Супруга Даждьбога – Жива - похищается из Этого Мира Кощеем (коий есть из ипостасей Самого Чернобога) и нисходит с Ним в Кощное Царство, где оборачивается темноокой Марой – Волостительницей Смерти.
Мара ожидает в Нижнем Мире мужа Своего – Трисветлого Солнце-Князя – Даждьбога. И пересаживается Даждьбог со Своей Солнечной Колесницы в Золотую Ладью, и плывёт по Забыть-Реке встречь Своей Суженной…
В Явном Мире же поводья Солнечной Колесницы подхватывает брат Даждьбога Хорс – олицетворение Хладного Зимнего Солнца. И правит Он той Колесницей всё время, отведённое Родом для царствования на Белом Свете Навьих Богов.
И каждый день выправляет Он Путь Солнечной Колесницы по Небесной Тверди, и зрит и охраняет Он рождение Нового Младого Солнца во Неведомых Чертогах Родовых, кое происходит в конце месяца стуженя-декабря.
И приходит весною красной в Явный Мир Младое Вешнее Солнце – златокудрый Ярило об руку с Лелей-Девой. И разгоняют Они хладные чары Кощных Богов, и оборачивается оттого Мара Луноликая во Живу светловласую, и просыпается Даждьбог в Кощных Чертогах…
Ярило же, отдав всю Свою Живительную Силу, всю Ярь Земле обращается в седобородого Старца и уходит в Иной Мир.
И встречают сородичи, на Белом Свете животы свои длящие, Даждьбога Солнцеликого да Живу Светлую в конце месяца кресеня-июня…
И вертится тако Коло Сварожье от веку и до веку. Дни сменяются ночами, Лето Светлых Богов – Зимою Чернобога, проносятся годы и века, движется-вертится неустанно Коловрат Всебожья Родова. И мы – его ЧАСТЬ…

Довершение

Образы Чернобога и Белобога – Образы двух Высших Ликов Рода – не мыслятся один без другого. И всё во Всемирьи стоит на единении сиих Великих Начал, всё имеет двойственную природу.
В единении и взаимодействии противоположностей состоит суть одного из Законов Прави (Всемирья). Всякое взаимодействие, всякое ЕДИНЕНИЕ являет собой появление чего-либо нового, подобно тому, как результатом взаимодействия (единения) Мужского и Женского начал является появление новой Жизни (ребёнка).
Верно и то, что Сущность и Воля двух Великих Начал не находится постоянно в незыблемом, раз и навсегда зафиксированном состоянии - Воля Чернобога и Белобога нестатична как по отношению друг к другу, так и по отношению ко Всемирью в целом. Ибо Гармония - в движении. Как пример: символом Белобога искони мыслится десница (правая рука, правая сторона), а Чернобога – шуйца (левая рука, левая сторона), одно из проявлений Воли Чернобога – изменение, а Белобога – неизменность. Женщина, Женское Начало в Традиционных Славянских представлениях ассоциируется с левой стороной, левой рукой (в Славянских
свадебных обрядах невеста завсегда находится по левую руку от жениха). И в этом полное соответствие женского начала с символом Чернобога – Шуйцей Рода[2]. Но в процессе взаимодействия женского и
мужского начал, женское начало считается пассивным (недвижным, неменяющимся), что соответствует уже Воле Белобога, а мужское – активным (движущимся, изменяющимся) – иже есть Воля Чернобога.
Посему в разные моменты Бытия Всемирья Родова одно из сиих Великих Начал дополняет другое, одно движет, другое движется, также и наоборот. И несть конца сему Движению…
Быть тому так от Коло и До Коло, от Времени и до Времени, бо Истое Бытие Рода есть Вечность.

Тако ведаю!
[/b]


Писано Ставром
на излёте месяца груденя-ноября
лета 4411 от
Основания Словенска Великого.
(2002 А.D.)
/Пересмотрено наново,
исправлено и дополнено собственноручно
в лето 4413 от О.С.В. (2004 А.D.)/
Во Славу Рода и Богов Родных!


© Родноверческая Община «РОДОСЛАВИЕ»
© Содружество Общин «ВЕЛЕСОВ КРУГ»
Вложения:
Последнее редактирование: 3 нед. 4 дн. назад от AD.

Пожалуйста Войти , чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.746 секунд